Россия отмечает очередной День памяти жертв политических репрессий


репрессииСо дня первой попытки политзаключённых отметить свой День до принятия официального Постановления об установлении Дня памяти 30 октября прошло ни много ни мало 17 лет.

В далёком 74-м году прошлого века подобная акция (а тогда узники пермского и мордовского лагерей во главе с диссидентом Кронидом Любарским решились на всеобщую голодовку и зажжение свечей о невинно убиенных и замученных) могла стоить жизни инициаторам столь смелого шага. Но, даже зная об этом, Андрей Дмитриевич Сахаров не побоялся при помощи Сергея Ковалева устроить в своей московской квартире пресс-конференцию, где было рассказано об акции политзаключённых, поднята лагерная документация и представлен подпольный бюллетень «Хроника текущих событий» (годы выпуска — 1968-1983).

Потом были голодовки политических заключённых – каждый год 30 октября, а в 1987 году начались первые демонстрации, охватившие обе российские столицы, Львов, Тбилиси. Одна из них, проходившая в 1989 году и собравшая около трёх тысяч демонстрантов, была разогнана ОМОНом.

Сегодня всё намного проще. Считается, что политических заключённых у нас не существует, а общество уверенно движется по пути демократии. Никого (по крайней мере, открыто) не преследуют за инакомыслие или религиозные предпочтения. Иногда от старожилов тоталитарного прошлого даже приходится слышать воздыхания на тему «Сталина на вас нет» — настолько раскрепостились наша молодёжь и подавляющее большинство «цивилизованных граждан».
Но неужели мы настолько впали в крайности, что, в самом деле, снова нуждаемся в железной руке вождя? Почему нам так страшно представить кого-нибудь другого на месте привычных и ставших практически родными высокопоставленных лиц, которым мы дружно желаем наших зарплат и пенсий, и в то же время считаем их — лучшими?

Образ вождя и образ врага – вот то, без чего так страшно остаться нашей славянской душе. У этого страха есть своя древняя, мистическая подоплёка, и настоящие верующие поймут, о чём идёт речь. Но страх этот применительно к политическим пристрастиям – признак несвободы. Той несвободы, которая в своё время заставляла доносить на ближнего и осквернять алтари, обирать многодетных крестьян и топить в нечистотах священников, гноить в лагерях поэтов и гениальных космических конструкторов.

Не могу сосчитать, какое количество биографий политических заключённых мне посчастливилось прочитать. Именно посчастливилось, потому что эти биографии среди ужаса бесчеловечности и беззакония системы открыли для меня неподражаемый пример мужества, силы духа и истиной, ничем не побеждаемой свободы.





Яндекс.Метрика
© 2014-2018 Новости Москвы Сегодня. Создание и поддержка - Лаборатория Контента.